Опубликовано

Сатоки Нагата. Люди Чикаго и их жизни

Сатоки Нагата (Satoki Nagata) родился и вырос в Японии. Окончив университет по специальности «нейробиология», переехал в США и поселился в Чикаго. Именно здесь он увлекся съемками города и его жителей. Сатоки Нагата не получил формального фотографического образования, но с 2009 года посещал курсы Дамасо Рейеса, молодого американского фотожурналиста, работающего в Европе. Эрик Ким, один из авторов The Leica Camera Blog взял интервью у японского фотографа.

Сатоки-сан, мы очень рады, что вы согласились встретиться с нами. Для начала расскажите, пожалуйста, немного о себе. Где прошло ваше детство, как у вас возник интерес к фотографии, как формировался ваш фотографический стиль?

Спасибо за приглашение, Эрик. Я родился и вырос в Японии. Получив кандидатскую степень в области нейробиологии, переехал в США, чтобы продолжить научную деятельность. Изобразительное искусство привлекало меня с самого детства, но я не изучал его в школе. Просто иногда рисовал… и снимал. Закончив магистратуру и получив первую настоящую работу, я решил, что теперь могу позволить себе купить «серьезный» фотоаппарат – это был Canon D30, которым я с удовольствием фотографировал на протяжении целых восьми лет! В то время я снимал всё подряд – всё, что заблагорассудится.

Где-то в начале 2009 года я понял, что фотография – это именно тот вид изобразительного искусства, которым я хочу заниматься серьезно. Выяснилось, что для такой работы моя камера Canon D30 все-таки старовата, необходима более современная цифровая «зеркалка». Я купил новый фотоаппарат Canon, с которым проработал около трех месяцев. Но мне не очень нравилось снимать зеркальной камерой на улицах, поэтому я купил Leica M8, а затем и M9. Сначала мне был интересен только городской пейзаж сам по себе – люди на моих снимках присутствовали, но это были не более чем символы, олицетворяющие жизнь города. Позже я стал все чаще обращаться к жанру документальной фотографии, снимая уже непосредственно самих жителей Чикаго. Примерно в тот же период я стал изучать фотографию как вид изобразительного искусства под руководством Дамасо Рейеса.

Вы работали над множеством проектов; в основе некоторых из них лежит документальный подход, как например в «Чикагском квартале Кабрини-Грин», другие серии носят более социальный характер и скорее тяготеют к жанру стрит-фотографии, к примеру, «Огни Чикаго». Можно ли, на ваш взгляд, говорить о взаимном влиянии этих двух подходов и в чем, по-вашему, их различие?

Я начинал с фотографирования повседневной жизни чикагских улиц, но вскоре понял, что мне гораздо интереснее не жизнь толпы, а отдельный человек. Я сделал выбор в пользу фотографии, более тесно связанной с личностью. Я учился находить контакт с людьми на улицах, и мой стиль постепенно менялся. По мере того как сокращалась (в прямом и в переносном смысле) дистанция между мной и конкретными людьми на улицах, по мере того как между нами возникал контакт, мои фотографии все больше отличались от тех отстраненных снимков чикагских улиц, которые я делал раньше.

Мои фотографии рассказывают о людях Чикаго, о жизни этого третьего по величине, города США. Различие между «документальным» и «уличным» подходом в моем творчестве сводится только к различию в степени моей дистанцированности от происходящих событий.

Satoki-Nagata-1

Можете ли вы назвать имена фотографов или представителей других жанров изобразительного искусства, которые оказали влияние на ваше видение, на то, как вы воспринимаете окружающий мир?

Да, это мой наставник – фотожурналист Домасо Рейес. Он помог мне разобраться в технических и философских аспектах фотографии и многому научил. Самое главное при обучении фотографии – дать навыки правильного «видения», именно этому меня научил Рейес.

Мне нравятся работы многих фотографов, но не могу сказать, что кто-то из них оказал непосредственное влияние на мой стиль съемки или вдохновил меня на создание какой-то конкретной фотографии. Хотя каждый раз, когда я сталкиваюсь с оригинальным «видением», с нестандартным взглядом у какого-нибудь фотографа, это всегда обогащает мой фотографический опыт. Меня привлекают самые разные жанры фотоискусства – не только уличная или документальная фотография.

Вы родились в Японии, там же учились, получили ученую степень в области нейробиологии. Теперь вы фотограф. Что побудило вас так круто изменить свою жизнь? И еще вопрос. Вы – представитель японской культуры. Как этот фактор влияет на ваше восприятие американцев – носителей совсем другого менталитета?

С переездом в Чикаго всё просто — после защиты кандидатской диссертации я нашел здесь работу, которая была интересна мне как ученому. Но с течением времени я понял, что главным для меня является не наука, а фотография. В Японии я изучал дзен-буддизм, один из основных принципов которого гласит: «Наше бытие соткано из взаимосвязей». Эти слова подсказали мне, что с помощью фотографии можно раскрыть взаимосвязи в окружающем мире, найти себя. Я думаю, что такое мироощущение присуще именно японской культуре.

Satoki-Nagata-2

Кем вы себя ощущаете в большей степени – фотохудожником или фотожурналистом?

Конечно, я использую подходы, характерные для фотожурналистики. Однако стараюсь создавать фотографии, которые не только рассказывают о неком событии, но и порождают вопросы, вызывают сопереживание. Я пытаюсь увидеть и передать на снимках символику окружающего мира, добиться смысловой вариативности своих работ, поэтому я бы определил свой стиль как комбинацию документальной и художественной фотографии.

Когда вы задумываетесь над новым проектом, откуда чаще всего черпаете идеи – из прочитанных книг, из бесед с людьми, из «ниоткуда» – то есть из подсознания или откуда-то еще?

Если говорить о документальных проектах, то это всегда любопытство. Мне просто хочется больше узнать о тех людях, которых я вижу на улицах города. Но одного любопытства недостаточно: прежде чем начать работу, я размышляю над бэкграундом, выбираю основную тему проекта. Кроме того, я сразу прикидываю, какое оборудование мне понадобится для этой работы, и изучаю возможность применения каких-то новых способов съемки. Так, в случае проекта «Огни Чикаго» я просто решил попробовать снимать на улицах с фотовспышкой. Конечно, я был знаком с работами Брюса Гилдена, сделанными в подобном стиле, но свой проект хотел снять иначе.

Выбрав объект для съемки, вы входите с ним в контакт? Каких фотографий у вас больше – снятых с разрешения «моделей» или методом скрытой съемки?

Всегда задаюсь вопросом: что я хочу сказать зрителю задуманным снимком? Другими словами, наличие или отсутствие непосредственного контакта с объектом съемки зависит от моей исходной цели, от смыслового контекста создаваемого образа. И если для этого мне необходимо разрешение человека, то я стараюсь его получить. Наверное, около 80% моих фотографий сделаны с разрешения тех, кого я снимал, – его давали устно или просто взглядом.

Принято считать, что, если объект съемки заметил поблизости человека с камерой, о естественности снимка можно забыть. И вы, и я знаем, что это не всегда верно. Да, когда я подхожу со своей камерой к людям, они сначала обращают на меня внимание и иногда даже заговаривают со мной, но, как правило, это ненадолго. Большинство людей перестают замечать меня через минуту, а то и раньше. При этом я со своей камерой могу стоять буквально в метре от них. Однако есть ситуации, когда для создания определенных образов фотографу просто необходимо оставаться незамеченным. Например, весь проект «Огни Чикаго» был сделан именно так, без разрешения людей, которых я снимал. Такие образы невозможно получить с помощью постановки или заранее спросив у человека разрешение на съемку. Кстати, я пытался это делать (сам не знаю для чего), но, как только я начинал влиять на процесс съемки тем или иным способом, всё очарование уходило: снимки получались скучными, лишенными эмоций. Знаете, вы затронули очень важную и интересную тему.

Satoki-Nagata-3

Каковы ваши сильные стороны как фотографа и слабые, если они есть?

Я думаю, что самой сильной моей стороной является собственный «фотографический» взгляд на окружающий мир, умение «видеть». Это делает мои работы узнаваемыми, отличными от других. Мое слабое место – нехватка профессионального опыта; кроме того, я не так хорошо, как бы мне хотелось, снимаю объективами шире 35 мм.

Вы пользуетесь как цифровыми, так и пленочными камерами Leica. Влияет ли ваш выбор типа камеры на сам процесс работы?

Я уже не пользуюсь пленкой. Сейчас я снимаю только цифровыми камерами Leica M8 и M9. Мне удобно иметь при себе две камеры, на которых установлены объективы с разным фокусным расстоянием, чтобы не тратить времени на смену объектива. На M8 у меня обычно стоит объектив с фокусным расстоянием 75 мм, а на M9 – 50-мм или 35-мм объективы. Мне очень нравится работать с цифровыми файлами – их можно очень быстро и качественно обрабатывать на компьютере. Для печати я использую семь оттенков монохромных чернил и получаю отличный результат.

Как вы принимаете решение, что тот или иной проект должен завершиться? Появляется какое-то шестое чувство? Или вы заранее определяете сроки съемки конкретного проекта? Или всё происходит иначе?

Мне нравятся долгосрочные документальные проекты. Нравится работать над темой долго. Единственная причина, по которой я могу закончить серию, – это появление еще более интересной темы. Правда, бывают ситуации, когда мне необходимо сделать перерыв в какой-то долгосрочной работе. Тогда я использую это время для того, чтобы снять краткосрочный проект.

Как происходит процесс редактирования и отбора работ для конкретных публикаций? Можете рассказать нам на примере вашего чикагского проекта, как вы редактировали свою книгу и отбирали для нее фотографии?

Как вы знаете, редактирование – один из важнейших этапов создания фотоистории. Человеку свойственно концентрироваться на отдельном изображении, но связный и полный рассказ требует нескольких фотографий, и очень важно безошибочно выбрать их, поэтому процесс отбора занимает немало времени. Обычно из всего материала, снятого для проекта, я формирую несколько наборов фотографий: десять лучших, двадцать, сорок и восемьдесят. Затем я делаю подписи к снимкам. После этого показываю эти наборы компетентным людям. Они высказывают свои соображения, с учетом которых я вношу необходимые коррективы, определяюсь с количеством фотографий, которые будут опубликованы, и в соответствии с этим делаю окончательный отбор работ.

Satoki-Nagat-4

Какие моменты своей фотографической карьеры вы считаете наиболее значимыми с точки зрения того опыта, который они вам дали? Я имею в виду события, которые, возможно, заставили вас не только полностью переосмыслить значение фотографии в вашей жизни, но и по-новому взглянуть на фотографию в целом.

Безусловно, это смерть моей сестры. Она жила в Японии, и на ее похороны я прилетел из Чикаго. Помню, я сделал первые фотографии всего через несколько часов после того, как мама по телефону сообщила мне о том, что сестра умерла. Я продолжал снимать все время, пока был в Японии: до похорон, во время них и после. Это был самый трудный, самый печальный момент в моей жизни. Я был совершенно подавлен и не мог ничего делать. Я мог только снимать. Позже я понял, что этот опыт глубоко изменил мой взгляд на фотографию.

Насколько важно для вас как для фотографа такое средство глобальной коммуникации как интернет? Может ли он служить профессиональной дискуссионной площадкой или это просто удобная платформа для демонстрации своих работ в виде галерей или электронных книг?

Несомненно, интернет вкупе с цифровыми технологиями изменил фотографию. Сейчас стало гораздо проще донести до зрителя свои работы и увидеть снимки коллег. Но интернет не всесилен. Есть одна важная вещь, без которой немыслимо творчество фотографа, – постоянный обмен мнениями о работах друг друга. И такой обмен продуктивен лишь в реальности – в режиме оффлайн, когда люди встречаются лицом к лицу и ведут доверительный диалог.

Я считаю, что самое важное во всем процессе фотографирования – это полученный отпечаток: фотография в выставочном зале, иллюстрация в книге. И я думаю, что в наш цифровой век его важность только возросла. Цифровая печать, как и «мокрая» оптическая, требует определенных знаний, умений и навыков. Наряду с отпечатком, книга – конечный продукт фотопроекта – также весьма важный итог работы фотографа.

Если бы вам предложили выбрать фотографа (из живущих ныне или творивших в прошлом), с которым вы могли бы снимать вместе целый день, то кого бы вы выбрали и почему?

Диану Арбус. Мне очень нравятся ее работы – в ее образах я всегда чувствую присутствие автора. Она обладала ярко выраженным природным «видением», и это выделяет ее работы из общей массы. Я выбрал бы Арбус еще и потому, что мне всегда хотелось увидеть, как она фотографирует, хотелось узнать ее поближе и сделать ее портрет.

Вы можете выбрать три работы, которые наиболее полно выражают ваш подход к фотографии, являются визитной карточкой вашего стиля, и подробно рассказать нам о том, как они создавались?

Давайте попробуем. «Мичиган-авеню»  Чикаго, 2011 год. Этой фотографией открывается серия «Огни Чикаго». Именно после этого снимка я понял, что использование вспышки при уличной съемке – весьма и весьма перспективное дело. Сочетание длинных выдержек с фотовспышкой дает возможность получить несколько слоев изображения, слоев, о которых я раньше и не подозревал. На этом снимке нет никаких отражений. Прозрачность слоев достигнута именно за счет одновременного использования вспышки и длинной выдержки.

Satoki-Nagata-5

«Тень подростка», Чикаго, 2011 год. Сектор государственной застройки Фрэнсис Кабрини Роухаусес. Фотография №17 из серии «Чикагский квартал Кабрини-Грин». Визуально это простой и абстрактный образ, но с несколькими смысловыми слоями. Кирпичная стена, занимающая большую часть снимка, символизирует государственное жилье, которое строилось в середине прошлого века для неимущих жителей Чикаго. Тень принадлежит подростку, которому охранник приказал убираться без объяснения причин. В целом фотография символизирует отношение общества к людям, населяющим такие кварталы, как Кабрини-Грин.

«Пирсон-стрит», Чикаго, 2011 год. Фотография №6 из серии «Улицы Чикаго». Меня привлекло в этом образе повторяющееся сочетание параллельных и кривых линий. Я несколько раз возвращался на это место, пока не сделал снимок, который удовлетворил меня полностью.

Какой совет вы можете дать начинающим фотожурналистам, стрит-фотографам да и просто фотографам, которые заняты поиском своего индивидуального стиля?

Самое главное – найти способ развития и совершенствования собственного «видения». Никогда не пытайтесь имитировать чей-то стиль. Расширяйте границы своих возможностей. Будьте предельно критичны к собственным работам. Не бойтесь сделать плохую фотографию. Экспериментируйте. Запаситесь терпением. Всегда спрашивайте себя, почему вы хотите создать именно этот образ, что вы хотите этим сказать зрителю.

В конце концов вы найдете способ выразить с помощью фотографии свое «видение» окружающего мира. Как каждый человек обладает собственной индивидуальностью, так и каждый фотограф имеет собственный взгляд на мир, свое «видение». Всё, что нужно сделать – найти в себе его, а затем посредством фотографии познакомить окружающих со своим взглядом на мир.

Порекомендуйте нам какого-нибудь не слишком известного широкой публике современного фотографа, с работами которого читателям нашего блога будет интересно познакомиться.

Я бы порекомендовал вам своего наставника Дамасо Рейеса. Это молодой американский фотожурналист, работающий в Европе. Он также занимается уличной фотографией. Советую посетить его блог, где постоянно появляются все его новые работы.

Что еще вы хотели бы нам сказать? Каких новых проектов, книг, выставок нам следует ожидать в ближайшем будущем?

В рамках проекта «Чикагский квартал Кабрини-Грин» я буду продолжать работать над темой жителей сектора Фрэнсис Кабрини Роухаусес. Буду снимать зимой на улицах города со вспышкой, продолжая серию «Улицы Чикаго». Также я хочу вернуться в Тохоку, регион Японии, который больше всего пострадал от землетрясения и цунами в 2011 году. Я задумал долгосрочный, на несколько лет, документальный проект о последствиях этой природной катастрофы – проект, который выражал бы мое личное отношение к происходящему там. В апреле этого года я уже снял первую серию фотографий и планирую возвращаться в Тохоку по меньшей мере раз в год.

Сейчас я занимаюсь в основном тем, что готовлю несколько выставок, которые пройдут в течение года в разных галереях Чикаго. Информацию о сроках проведения этих выставок можно найти на моем сайте.

Спасибо за то, что уделили нам время, Сатоки-сан!

Взято у
blog.leica-camera.com
blog.leica-camera.ru

Добавить комментарий